Пройтись по Карлову мосту...

Куда россиянин едет, чтобы приобщиться к ценностям культуры? Правильно, в Париж. В Афины. В Рим. Но как выяснилось по итогам минувшего года, самую высокую долю "культурных" туристов в общей их массе дала Прага, Чехия. Объяснений тому, думается, несколько.

Главное - Прага прекрасна. Я ощутил это уже в первый свой приезд сюда в далекие студенческие годы. Вымощенные брусчаткой узкие улочки выводили на просторные площади все с новыми и новыми островерхими соборами. Как и пять веков назад, ежечасно открывались оконца курантов ратуши, чтобы через них прошествовали забавные фигурки, затем раздавался пронзительный крик петуха, и мелодичный звон башенных часов ниспадал на застывшую в восторге толпу туристов. Конечно, всех приезжавших из стран соцлагеря везли к новой святыне - самому массивному в.мире памятнику нашему генералиссимусу. Чудовищная глыба камня - параллелепипед, на передней стороне которого была высечена барельефная фигура "отца народов", а по бокам за ним двигались сами народы, причем количество фигур приближалось к цифре народонаселения. (Спустя несколько лет, когда монумент стали разбирать, кондукторы трамваев перед ближайшей остановкой объявляли:

"Каменоломня".) Контрастом гигантскому тяжеловесному монументу смотрелся сопоставимый с ним по масштабам, но изящный и местами вычурный собор Святого Вита. Ажурная готика главной башни уносилась ввысь почти на сто метров. Кое-где из стены высовывались каменные головы жутковатых чудищ - начинал строительство в середине XIV века французский архитектор, оттого и эти монстры, и кое-какие пропорции заставляли вспомнить о парижском Нотр-Даме, виденном тогда лишь в художественном фильме с Лоллобриджидой.

В каждый свой последующий приезд, как и в первый, я обязательно проходил по Карпову мосту. Мощь и основательность полукилометрового пешеходного моста через Влтаву, покоящегося на 16 быках и выдержавшего за шесть столетии напор времени и водной стихии, оттеняют грациозные каменные фигуры, покоящиеся на его перилах. Выразительные статуи святых вписываются в панораму Праги, которая открывается каждому, ступившему на мост. Многие так и остаются стоять подле перил, не в силах оторваться от вида зеленоватых куполов барочных соборов и темной готики костелов, прорезающих горизонт черепичных крыш и придающих городскому ландшафту некую напряженность. Вон трехнефный Тынский храм, ровесник Карлова моста, вознес на 80 метров свои готические башни-иглы. Вон еще одна доминанта - образец барокко, костел святого Микулаша. А там еще, еще и еще...

В костелы и церкви можно зайти, присесть, послушать орган. Под его звуки у меня сложился свой, не претендующий на окончательную истину, ответ на вопрос, который я себе до того не раз задавал: как удалось сохранить всю эту красоту? Создать-то ее еще можно, но вот уберечь, тем паче на юру, в центре Европы, по которому за столетия прокатилось немало огненных потоков... Конечно, строили из камня, так что пожарам не так просто было разгуляться, как, скажем, в Москве. Но есть в соседних странах немало каменных городов, которые не смотрятся такими архитектурными жемчужинами, как Прага с ее замками, дворцами, храмами, просто старинными особняками. Думается, среди прочего причина в том, что жители ее не всегда стремились дать немедленный жесткий отпор нежеланным пришельцам, исподволь создавая вокруг них атмосферу неприятия и неприязни. В конечном счете расклад сил менялся, со временем сказывались новые факторы, супостат убирался восвояси, а Прага, зализав раны, обретала новый блеск. Последний тому пример - братская танковая "помощь" 1968 года, когда советские гусеницы утюжили пражскую брусчатку. Разумеется, молодежь пыталась их как-то остановить, порой кто-то швырял в танки булыжник - но ведь армия-то осталась в стороне, подчиняясь приказу чехословацкого министра обороны. И Прага вновь была спасена. А там и перестройка наша замаячила, и до пражской "бархатной революции" оказалось рукой подать.

Летом 1968-го, в разгар "пражской весны", всплеска демократизации, стремления придать социализму "человеческое лицо", мне посчастливилось провести в городе две недели. Я вдоволь побродил по центру, по Вацлавскому наместью, где еще ходил трамвай, по Карлову мосту, уже тогда облюбованному художниками и продавцами сувениров, по Златой улочке, где в средние века жили и трудились алхимики, о чем свидетельствовали превращенные в музей их старенькие обители. Походил по музеям и художественным галереям. Разумеется, заглядывал в прославленную Гашеком пивную "У чаши", с неизменным засиженным мухами портретом несчастного императора Франца Иосифа и производящим музыку старинным механическим инструментом неизвестного названия, и, конечно, прекрасным светлым пивом. С новыми знакомыми вел бесконечные разговоры о том, как дальше планирует развивать свою жизнь раскрепощающийся народ Чехословакии. Казалось, даже старинные готика и барокко молодели в этой атмосфере свободы и всеобщей эйфории. Однако уже был слышен лязг гусениц - начались демонстративные маневры стран Варшавского Договора на чехословацкой территории. И приходилось в пивных и магазинах говорить по- английски, дабы не нарваться на холодность, непонимание или даже грубость.

Та страница, к счастью, перевернута. После этого я еще дважды приезжал в Чехословакию, а в последний раз уже в Чехию - страна разделилась на Чехию и Словакию. Давным-давно неприязненное или настороженное отношение к носителям русского языка ушло в прошлое. Даже если вы ни слова не знаете на популярных здесь сегодня английском или немецком, вас постараются понять, да и вы что-нибудь разберете на все же славянском чешском языке. Традиционные мягкость, доброжелательность проявляются ко всем приезжим, в том числе и из России. И это еще одна причина расширившегося потока туристов-россиян. К тому же Чехия куда ближе, нежели западноевропейские страны - не только по ментальное, но и географически. Следующий момент: цены. Они здесь куда ниже, чем в том же Париже. Особенно много можно сэкономить на отеле - это вдобавок к экономии на дорожных расходах. Не дорога и еда - особенно если принять в расчет впечатляющие размеры мясного блюда, которое едва помещается у вас на тарелке. Ну а про пиво и говорить нечего. Из бесконечного числа пивных, каждая не похожая на другую, знающие люди выбирают те, где пиво варят прямо на месте, в подвале. Истинные ценители свежайшего темного отправляются к "Флеку", другие - к "Томашу". И разве знакомство с кулинарией и такими важными отраслями, как пивоварение и виноделие, не является приобщением к культурным традициям нации?

А кому не хотелось бы привезти истинно чешский сувенир - что-то стеклянное с магическим словом "Богемия" либо "Мозер"?

И еще один компонент у комплексного ответа на вопрос: "Почему Чехия?" Безвизовый въезд. К сожалению, с этого года ситуация кардинально изменилась. О причинах можно толковать сколько угодно. В первую очередь, возвращение к визовому режиму - это, наверное, забота о том, чтобы Запад не рассматривал Чехию, как "окно" для проникновения нежелательных элементов в другие европейские страны. Свой резон, вероятно, в этом есть. Хотя ответственные российские ведомства предпринимают усилия, чтобы вернуться к прежней практике. Как бы ни развивались события, хочется верить: желание побывать в городе поразительной красоты и обаяния пересилит все и ваше знакомство с Прагой состоится. Или новая встреча с доброй знакомой.

Автор: Владимир Житомирский

Источник: Туризм №2 2000 года.

Перейти на первую страницу сервера

Постоянный адрес документа: http://www.prag.ru/articles-prag/articles-prag-85.html

Rambler's Top100 be number one